Январь 2019

Информационный бюллетень

мониторинга изменений законодательства Российской Федерации

за январь 2019 года

 

 

"Доклад по результатам правоприменительной практики, статистике типовых и массовых нарушений, а также руководства по соблюдению обязательных требований в сфере миграции"

(утв. МВД России 21.12.2018)

 

МВД России обобщило результаты правоприменительной практики в сфере миграции за 11 месяцев 2018 года.

В докладе приводится перечень типичных нарушений обязательных требований, в числе которых:

- нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в РФ, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в РФ, или в случае утраты таких документов в неподаче заявления об их утрате в соответствующий орган либо в уклонении от выезда из РФ по истечении определенного срока пребывания;

- неисполнение принимающей стороной обязанностей в связи с осуществлением миграционного учета;

- осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в РФ без разрешения на работу или патента;

- привлечение к трудовой деятельности в РФ иностранных граждан или лиц без гражданства при отсутствии разрешения на работу или патента;

- представление при осуществлении миграционного учета заведомо ложных сведений об иностранном гражданине или о лице без гражданства либо подложных документов принимающей стороной.

Также приводится перечень обязательных требований по соблюдению законодательства РФ в сфере миграции юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими деятельность по:

привлечению к трудовой деятельности иностранных граждан и лиц без гражданства, прибывших на территорию РФ при проведении плановых проверок;

приглашению иностранных граждан в РФ в целях обучения;

оказанию гостиничных услуг в санатории, доме отдыха, пансионате, детском оздоровительном лагере, на туристской базе, в кемпинге, медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или организации социального обслуживания, предоставляющей социальные услуги в стационарной форме, в том числе лицам без определенного места жительства либо находящимся в учреждении, исполняющем уголовное или административное наказание, осуществляющиеся администрацией соответствующих организации или учреждения в связи с прибытием и убытием иностранных граждан.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 11.01.2019 N 2-П

"По делу о проверке конституционности пункта 1 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.М. Андреева"

 

Признание судом недействующим нормативного правового акта как не соответствующего закону может не рассматриваться в качестве обстоятельства, предусмотренного пунктом 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ (за исключением случаев, когда данный нормативный правовой акт признан недействующим с момента его принятия).

Конституционный Суд РФ признал пункт 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного постановления нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Согласно пункту 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ к новым обстоятельствам, являющимся основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, относится отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу. В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 года N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений" судам при рассмотрении заявлений, представлений о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам необходимо проверять, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела.

Тем самым приведенное законоположение как по его буквальному смыслу, так и с учетом разъяснения Верховного Суда РФ не определяет понятия "отмена постановления государственного органа" и не ограничивает возможности участников судебного процесса по защите их прав посредством пересмотра по новым обстоятельствам несправедливого судебного постановления, вступившего в законную силу.

Вместе с тем, как свидетельствует практика судов общей юрисдикции, признание судом недействующим нормативного правового акта как не соответствующего закону может не рассматриваться в качестве обстоятельства, предусмотренного пунктом 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ (за исключением случаев, когда данный нормативный правовой акт признан недействующим с момента его принятия), даже если нормативный правовой акт признан недействующим судом в связи с административным иском лица, участвовавшего в деле, в котором этот нормативный правовой акт был применен.

Таким образом, Конституционный Суд РФ постановил:

признать пункт 1 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного постановления нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

 

"Перечень нормативных правовых актов или их отдельных частей, содержащих обязательные требования, оценка соблюдения которых является предметом федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения"

(утв. МВД России 11.12.2018)

 

Утвержден перечень нормативных правовых актов, соблюдение положений которых проверяется при осуществлении федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения.

Перечень состоит из двух разделов. В первом разделе содержатся акты, соблюдение положений которых является обязательным для лиц, осуществляющих дорожную деятельность, а во втором - для лиц, осуществляющих деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств или оказанием транспортных услуг.

В перечень включены международные договоры РФ и акты органов ЕАЭС, Федеральные законы, Указы Президента РФ, Постановления и Распоряжения Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти РФ и нормативные документы федеральных органов исполнительной власти РФ, нормативные документы, обязательность соблюдения которых установлена законодательством РФ (ГОСТы).

В перечне для каждого документа, содержащего обязательные требования, приводятся его наименование и реквизиты (обозначение); краткое описание круга лиц и (или) перечня объектов, в отношении которых устанавливаются обязательные требования; указание на структурные единицы акта, в которых содержится проверяемое обязательное требование.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.01.2019 N 5-П

"По делу о проверке конституционности статьи 2.6.1 и частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Костромского областного суда и жалобами граждан А.И. Думилина
и А.Б. Шарова"

 

Административные штрафы для собственников "большегрузов" за правонарушения, выявляемые с помощью специальных технических средств, должны соответствовать критериям справедливости и соразмерности.

Конституционный Суд РФ признал:

- не противоречащей Конституции РФ - часть 2 статьи 2.6.1 КоАП РФ, как не предполагающую в качестве основания для освобождения от административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 данного Кодекса, собственника (владельца) транспортного средства то обстоятельство, что в момент совершения соответствующего правонарушения это транспортное средство управлялось иным лицом, выполнявшим по трудовому договору с его собственником (владельцем) функции водителя этого транспортного средства.

Выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл части 2 статьи 2.6.1 КоАП РФ является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике;

- не соответствующими Конституции РФ - части 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования устанавливают административный штраф для собственников (владельцев) тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств, привлекаемых к административной ответственности в случае фиксации совершенных ими административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, в размере, равном максимальному пределу административного штрафа для юридических лиц (лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица), предусмотренного соответствующей частью той же статьи;

- не соответствующими Конституции РФ - части 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования, допуская назначение административного штрафа в предусмотренном ими размере, одинаковом вне зависимости от правовой природы субъекта административного правонарушения, собственнику (владельцу) тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства

- гражданину, не являющемуся индивидуальным предпринимателем, исключают возможность доказать при рассмотрении его жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, что в момент выявления административного правонарушения принадлежащее ему транспортное средство перевозило груз для личных нужд.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Административные наказания собственникам (владельцам) транспортных средств, привлекаемым к ответственности на основании частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ, как и на основании иных статей главы 12 "Административные правонарушения в области дорожного движения" данного Кодекса, назначаются в виде административного штрафа. При этом согласно части 3.1 статьи 4.1 КоАП РФ, регулирующей порядок назначения административного наказания за административное правонарушение, выявленное с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, размер назначаемого административного штрафа должен быть наименьшим в пределах санкции применяемой статьи или части статьи раздела II данного Кодекса, а в случаях, когда в санкции применяемой статьи или части статьи раздела II данного Кодекса предусмотрено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами или административного ареста и не предусмотрено административное наказание в виде административного штрафа, административное наказание назначается в виде административного штрафа в размере пяти тысяч рублей, что также мягче, чем заменяемые им наказания.

Однако применение части 3.1 статьи 4.1 КоАП РФ при привлечении собственников (владельцев) транспортных средств к ответственности на основании частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 данного Кодекса в случае выявления административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, не предполагается, поскольку в указанных положениях статьи 12.21.1 КоАП РФ для собственников (владельцев) транспортных средств закреплены самостоятельные санкции в виде штрафов, обособленные от санкций для водителей, должностных лиц, ответственных за перевозку, юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности в общем порядке.

Причем в частях 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ административный штраф для собственников (владельцев) транспортных средств установлен в твердом размере, равном максимальному пределу административного штрафа для привлекаемых к ответственности на их основании в общем порядке юридических лиц (лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица). Какая-либо дифференциация размера штрафа для собственников (владельцев) транспортных средств не предусмотрена, что хотя и согласуется с природой ответственности за правонарушения, выявляемые с помощью специальных технических средств, однако объективно усиливает карательное воздействие значительного по размеру административного штрафа, установленного в твердом размере.

Так, согласно части 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ за совершение предусмотренного в ней правонарушения юридическое лицо привлекается к ответственности в виде штрафа в размере от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей, а при фиксации правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, на собственника (владельца) транспортного средства накладывается штраф в размере пятисот тысяч рублей. Если бы в этом случае применялась часть 3.1 статьи 4.1 данного Кодекса, то штраф для собственника (владельца) транспортного средства равнялся бы четыремстам тысячам рублей.

Аналогичным образом сконструированы санкции и в частях 1, 2 и 3 статьи 12.21.1 КоАП РФ. Такое регулирование не может быть объяснено ни тяжестью правонарушения, ни тем, что при его выявлении в общем порядке к ответственности могут быть привлечены несколько разных субъектов - водитель, должностное лицо, ответственное за перевозку, юридическое лицо (лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без образования юридического лица), а не только собственник (владелец) транспортного средства, поскольку даже сумма минимальных размеров штрафов, установленных для всех категорий лиц, привлекаемых к ответственности в общем порядке, меньше твердого размера штрафа для собственника (владельца) транспортного средства.

При оценке размера санкций, предусмотренных частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ для собственника (владельца) транспортного средства, с точки зрения их соответствия критериям справедливости и соразмерности нельзя не учитывать, что предписание части 3.1 статьи 4.1 данного Кодекса в значительной степени обусловлено особенностями распределения бремени доказывания в делах об административных правонарушениях, выявляемых работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, а также невозможностью применения в этом случае всех тех правил индивидуализации наказания, которые применяются при привлечении виновных к ответственности за те же правонарушения в общем порядке. Поэтому если федеральный законодатель установил в названных законоположениях административный штраф для собственников (владельцев) транспортных средств в твердом размере без возможности его дифференциации, то такой штраф во всяком случае не должен достигать максимального предела штрафа для юридических лиц, привлекаемых к ответственности за соответствующие административные правонарушения в общем порядке.

Федеральный законодатель, установив в частях 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ для любых собственников (владельцев) тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств административный штраф в твердом размере, равном максимальному пределу штрафа для юридических лиц и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, привлекаемых к ответственности в общем порядке, ввел, по сути, презумпцию осуществления гражданином - собственником (владельцем) такого транспортного средства предпринимательской деятельности без надлежащей регистрации, даже если тот, не имея статуса индивидуального предпринимателя, использует свое транспортное средство для личных нужд.

Само по себе предназначение тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств в ряду других транспортных средств свидетельствует, что гражданин, являющийся собственником (владельцем) такого транспортного средства и не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, с высокой степенью вероятности использует его, чтобы осуществлять хозяйственную деятельность, характерную для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Поэтому введение различной по строгости административной ответственности для гражданина - собственника (владельца) названного транспортного средства в зависимости от того, зарегистрирован ли он в качестве индивидуального предпринимателя или нет, стало бы недопустимым стимулом к занятию соответствующей деятельностью без приобретения данного статуса. Нельзя не учитывать также, что, в отличие от случаев фиксации правонарушений, предусмотренных статьей 12.21.1 КоАП РФ, с помощью специальных технических средств, при их выявлении в общем порядке, т.е. посредством остановки уполномоченным лицом транспортного средства, проверки у водителя (сопровождающего груз лица) документов, в том числе документов на груз, возникает возможность для того, чтобы установить, является ли водитель транспортного средства также должностным лицом, ответственным за перевозку груза, а при отсутствии у него регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности - обнаружить признаки ее осуществления без надлежащей регистрации и с помощью межведомственного взаимодействия пресечь такую деятельность.

Следовательно, презумпция осуществления гражданином - собственником (владельцем) тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства предпринимательской деятельности без надлежащей регистрации, вытекающая из статьи 12.21.1 КоАП РФ, как таковая не противоречит Конституции РФ, будучи основанной на разумном соотнесении характеристик транспортного средства с теми нуждами, для удовлетворения которых оно предназначено. Вместе с тем эта презумпция - по смыслу положений указанной статьи, исключающих для гражданина возможность доказать при рассмотрении его жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, что в момент выявления административного правонарушения принадлежащее ему транспортное средство перевозило груз для личных нужд, - приобретает абсолютный (неопровержимый) характер, перерастая из презумпции в правовую аксиому, что не только не отвечает критериям справедливости, но и существенно ограничивает граждан в праве на защиту своих прав и свобод и тем самым не согласуется с требованиями Конституции РФ.

С учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в настоящем Постановлении, федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование надлежащие изменения.

Конституционный Суд РФ также указал, что впредь до внесения в КоАП РФ надлежащих изменений административный штраф, назначаемый собственнику (владельцу) тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства за совершение административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 данного Кодекса в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, должен быть наименьшим в пределах размера штрафа для юридического лица, установленного соответствующей частью той же статьи; при этом, если в ходе рассмотрения жалобы не являющегося индивидуальным предпринимателем гражданина - собственника (владельца) тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства на постановление по делу об административном правонарушении будет доказано, что в момент выявления административного правонарушения принадлежащее ему транспортное средство перевозило груз для личных нужд, административный штраф, назначаемый данному гражданину за совершение административного правонарушения, предусмотренного частями 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ, должен быть наименьшим в пределах размера штрафа для водителя, установленного соответствующей частью той же статьи.

            Таким образом, Конституционный Суд РФ постановил:

            прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности части 1 статьи 2.6.1 КоАП Российской Федерации;

 правоприменительные решения, принятые по делам граждан Думилина Андрея Ивановича и Шарова Анатолия Борисовича, подлежат пересмотру в установленном порядке с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении.

 

Указ Президента РФ от 22.01.2019 N 14

"О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 19 мая 2012 г.

N 635 "Об упорядочении использования устройств для подачи специальных световых и звуковых сигналов, устанавливаемых на транспортные средства"

 

Запрещена установка спецсигналов на автомобили аварийно-спасательных служб и формирований, не входящих в систему МЧС России.

Уточнено, что спецсигналами при наличии специальных цветографических схем на наружной поверхности транспортных средств оборудуются транспортные средства профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований, используемые для осуществления неотложных действий по защите жизни и здоровья граждан. Вместе с тем теперь запрещена установка спецсигналов на легковые транспортные средства профессиональных аварийно-спасательных служб и профессиональных аварийно-спасательных формирований, не входящих в систему МЧС России, при наличии специальных цветографических схем.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 21.01.2019 N 6-П

"По делу о проверке конституционности статьи 112 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с жалобой граждан Н.А. Баланюк, Н.В. Лаврентьева, И.В. Попова и В.А. Чернышева"

 

При возмещении расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, необходимо обеспечить надлежащий уровень правовой определенности, притом что сама по себе возможность такого возмещения не отступает от конституционных требований.

Конституционный Суд РФ признал статью 112 КАС РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу, когда фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта, при условии, что:

судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, являлись необходимыми (вынужденными) и возмещаются в разумных пределах;

участие заинтересованного лица в административном деле на стороне административного ответчика является надлежащим способом защиты своих прав, свобод и законных интересов, а судебный акт по делу влечет юридические последствия для заинтересованного лица в виде сохранения или прекращения (сокращения, изменения содержания и объема) его прав и обязанностей;

расходы на оплату услуг представителя, понесенные заинтересованным лицом, не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности административного истца по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

В соответствии с пунктом 7 статьи 6, частью 2 статьи 14 и частью 3 статьи 62 КАС РФ при осуществлении административного судопроизводства, в том числе по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти, суд - исходя из законодательного признания за ним активной роли, в частности исключающей при рассмотрении таких дел его связанность основаниями и доводами заявленных истцами требований, - обязан принимать предусмотренные названным Кодексом меры для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении любых административных дел. При данных обстоятельствах установление связи права заинтересованного лица на возмещение судебных издержек исключительно с тем, способствовало ли его фактическое процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой оно выступало (хотя его процессуальное поведение, несомненно, значимо для решения вопроса о возмещении понесенных им судебных расходов), может, по сути, рассматриваться как поощрение административного ответчика и суда к неисполнению возложенных на них обязанностей при производстве по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти и тем самым - побуждать заинтересованное лицо к принятию на себя всей полноты процессуального бремени доказывания законности оспоренных решений, действий (бездействия), чем может существенно осложнять определение оснований и условий возмещения ему понесенных судебных расходов, при условии, что они вынуждены и разумны.

Тем более недопустимы целенаправленные действия заинтересованного лица и административного ответчика, состоящие в увеличении расходов заинтересованного лица на представителя, с тем чтобы, возложив их в дальнейшем (в случае отказа в удовлетворении исковых требований) на административного истца, финансово обременить его в качестве своеобразной санкции за занятую при оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти позицию и тем самым воспрепятствовать его деятельности по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица. Соответственно, выявление судом при разрешении вопроса о судебных издержках признаков таких действий обязывает суд разрешить вопрос о разумности судебных расходов.

Иное означало бы, что в системе действующего административно-процессуального регулирования - даже с учетом сложившегося на основе судебного истолкования правового режима возмещения судебных расходов заинтересованных лиц, участвующих в административных делах, - не обеспечивается надлежащий уровень правовой определенности применительно к возмещению расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвующим на стороне административного ответчика - органа публичной власти в деле об оспаривании решений, действий (бездействия) данного органа, притом что сама по себе возможность такого возмещения не отступает от конституционных требований.

Факт отсутствия в системе правового регулирования специальных норм, закрепляющих порядок возмещения расходов на оплату услуг представителя заинтересованному лицу, участвующему в административном деле на стороне административного ответчика - органа публичной власти при оспаривании его решений, действий (бездействия), не предопределяет такого применения статьи 112 КАС РФ, при котором соответствующая обязанность с неизбежностью ложилась бы на административного истца без учета специфики административного судопроизводства по данной категории дел. С необходимостью выработки критериев дифференцированного подхода к определению оснований и условий возмещения судебных расходов в административном судопроизводстве связано дальнейшее совершенствование правового механизма в этой сфере.

Таким образом Конституционный суд РФ постановил:

признать статью 112 КАС Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего административно-процессуального регулирования и с учетом сложившейся правоприменительной практики - она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу, когда фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта, при условии, что:

судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, являлись необходимыми (вынужденными) и возмещаются в разумных пределах;

участие заинтересованного лица в административном деле на стороне административного ответчика является надлежащим способом защиты своих прав, свобод и законных интересов, а судебный акт по делу влечет юридические последствия для заинтересованного лица в виде сохранения или прекращения (сокращения, изменения содержания и объема) его прав и обязанностей;

расходы на оплату услуг представителя, понесенные заинтересованным лицом, не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности административного истца по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица.

Постановление Правительства РФ от 25.01.2019 N 41

"О внесении изменений в Правила оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"

 

Закреплен запрет установления заказчиком не предусмотренных Законом о контрактной системе критериев оценки заявок, окончательных предложений при проведении запроса предложений в сфере госзакупок.

Правила оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд приведены в соответствие с Федеральным законом от 03.08.2018 N 311-ФЗ "О внесении изменений в статью 32 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".

Этим Законом было установлено, что заказчик не вправе определять по своему усмотрению не предусмотренные Федеральным законом "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" критерии оценки заявок, окончательных предложений, их величины значимости, а также обязан применять величины значимости критериев. Такими критериями являются, в том числе, цена контракта, расходы на эксплуатацию и ремонт товаров, использование результатов работ, качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупки, квалификация участников закупки.

 

 

Правовой отдел ГУ МВД России по Самарской области

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России